Немногие для вечности живут…

О, вещая моя печаль, О, тихая моя свобода И неживого небосвода Всегда смеющийся хрусталь! Все большое далеко развеять, Из глубокой печали восстать. Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю Оттого, что иной не видал. Я качался в далеком саду На простой деревянной качели, И высокие темные ели Вспоминаю в туманном бреду. Узор отточенный и мелкий, Застыла тоненькая сетка, Как на фарфоровой тарелке Рисунок, вычерченный метко, Когда его художник милый Выводит на стеклянной тверди, В сознании минутной силы, В забвении печальной смерти. У тщательно обмытых ниш В часы внимательных закатов Я слушаю моих пенатов Всегда восторженную тишь.

Осип Мандельштам — поэт искусства - лучшее сочинение

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен -- Твой жребий страшен и твой дом непрочен! Случайные стихотворения этого автора.

1. * * * Звук осторожный и глухой Плода, сорвавшегося с древа, Среди . Паденье - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты.

Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен! Нет, не луна, а светлый циферблат Сияет мне, — и чем я виноват, Что слабых звёзд я осязаю млечность? И Батюшкова мне противна спесь: Который час, его спросили здесь, А он ответил любопытным: Но жертвы не хотят слепые небеса: Вернее труд и постоянство. Образ твой, мучительный и зыбкий, Я не мог в тумане осязать. Огонь пылает в человеке, Его унять никто не мог. Тебя назвать не смели греки, Но чтили, неизвестный бог! Отравлен хлеб, и воздух выпит.

Как трудно раны врачевать!

Переводы из Петрарки Как соловей сиротствующий славит Своих пернатых близких, ночью синей, Все тексты стихов выложены на сайте для некоммерческого использования, публикуются исключительно для ознакомительных целей и взяты из открытых источников сети. Если вам принадлежат права на какие-либо из материалов и вы не желаете, чтобы они были на нашем блоге, свяжитесь с нами, и мы немедленно их удалим! При использовании материалов сайта, будь то Стихи, Проза рассказы, поэмы, повести, новеллы и т.

Осип Мандельштам Паденье - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

"Паденье - неизменный спутник страха..."

Болхов, Орловская губерния, Российская империя. Хутор Доброславовка Ахтырского уезда Харьковской губернии. Русский советский поэт, переводчик, Герой Советского Союза. Деревня Гумнищи, Шуйский уезд, Владимирская губерния. Вяжле, Кирсановский уезд, Тамбовская губерния, Российская империя. Настоящее имя Борис Николаевич Бугаев.

Осип Эмильевич Мандельштам. * * *. Еще не умер ты, еще ты не один, Паденье - неизменный спутник страха · Скудны холодной мерою.

От последнего четверостишия про Одиссея мурашки по коже: Золотистого меда струя из бутылки текла Так тягуче и долго, что молвить хозяйка успела: Всюду Бахуса службы, как будто на свете одни Сторожа и собаки,-- идешь, никого не заметишь. Как тяжелые бочки, спокойные катятся дни. Далеко в шалаше голоса — не поймешь, не ответишь.

После чаю мы вышли в огромный коричневый сад, Как ресницы на окнах опущены темные шторы. Мимо белых колонн мы пошли посмотреть виноград, Где воздушным стеклом обливаются сонные горы. Ну, а в комнате белой, как прялка, стоит тишина, Пахнет уксусом, краской и свежим вином из подвала. Помнишь, в греческом доме: Золотое руно, где же ты, золотое руно?

Всю дорогу шумели морские тяжелые волны, И, покинув корабль, натрудивший в морях полотно, Одиссей возвратился, пространством и временем полный.

404 — Страница не найдена

Стихи автора Осип Мандельштам - Паденье - неизменный спутник страха Паденье - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты:

С наибольшей резкостью выступил против Хлебникова Мандельштам. 1 июля. С. 6). Ноября Проставлен штамп в университетском Вышел No 8 «Гиперборея» со стихотворениями «Паденье — неизменный спутник страха .

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен.

Паденье -- неизменный спутник страха,

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха?..

13 октября года один из величайших русских поэтов XX века Осип Мандельштам был Паденье — неизменный спутник страха.

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Паденье - неизменный спутник страха

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни к нам бросает с высоты — И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты — Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут!

Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен, Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Осип Мандельштам - В двух томах. Том 1. Четвертая проза Осип Мандельштам - Стихотворения .. Паденье -- неизменный спутник страха, И самый.

Сознание своей правоты нам дороже всего в поэзии и, с презрением отбрасывая бирюльки футуристов , для которых нет высшего наслаждения, как зацепить вязальной спицей трудное слово, мы вводим готику в отношения слов, подобно тому как Себастьян Бах утвердил ее в музыке. Какой безумец согласится строить, если он не верит в реальность материала, сопротивление которого он должен победить. Задачи построения такой поэтики взяла на себя органическая школа русской лирики, возникшая по творческой инициативе Гумилева и Городецкого в начале года, к которой официально примкнули Ахматова , Нарбут , Зенкевич и автор этих строк.

Очень небольшая литература по акмеизму и скупость на теорию его вождей затрудняет его изучение. Акмеизм возник из отталкивания: Попытка не удалась, акмеизм мировоззрением не занимался: Наоборот, можно создать школу одними только вкусами, без всяких идей. Не идеи, а вкусы акмеистов оказались убийственны для символизма.

Идеи оказались отчасти перенятыми у символистов, и сам Вячеслав Иванов много способствовал построению акмеистической теории. Но смотрите, какое случилось чудо:

Мы живем, под собою не чуя страны

Оттуда он бежал, но куда? Читая его стихи, с удивлением видишь, что для Мандельштама оказывается родной любая эпоха, любая культура, в которую он погружается, куда он входит, как в родной дом. В году он был крещен в епископско-методистской церкви, однако главным для него оставалось то, что гораздо позже К. Для него была очевидна неразрывная связь христианства и культуры. В советское время оставаться культурным человеком было так же непросто, как и верующим, собственно говоря, это было фактически одно и то же.

Мандельштам Осип Эмильевич - афоризмы, цитаты, высказывания и изречения. Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх (Слова , сказанные жене – Н. Я. Мандельштам:Воспоминания, книга 1). Комментарии к.

Его толстые пальцы, как черви, жирны, И слова, как пудовые гири, верны, Тараканьи смеются глазища А вокруг него сброд тонкошеих вождей, Он играет услугами полулюдей. Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет, Он один лишь бабачит и тычет. Как подкову, дарит за указом указ — Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз. Что ни казнь у него — то малина И широкая грудь осетина. Стихотворение, которое стоило Поэту жизни. Позже Чуковский придумал своего Тараканищу, любящего кушать деточек, но его даже не посадили:

Осип Мандельштам